Покушение на приобретение наркотических средств

Покушение на приобретение наркотических средств

Судебной коллегией по уголовным делам Челябинского областного суда по представлению прокурора изменен приговор Ленинского районного суда, которым М. осуждена по ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Действия подсудимой переквалифицированы на ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ, срок наказания снижен до 6 лет 8 месяцев лишения свободы.

Судебной коллегией по уголовным делам Челябинского областного суда по представлению прокурора изменен приговор Ленинского районного суда, которым М. осуждена по ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Действия подсудимой переквалифицированы на ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ, срок наказания снижен до 6 лет 8 месяцев лишения свободы.

Действия подсудимых кассационной инстанцией переквалифицированы у каждого как одно продолжаемое преступление, предусмотренное ст. 30 ч. 3, ст. 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ; исключена ст. 69 ч. 3 УК РФ; наказание снижено К. до 8 лет лишения свободы, П. с учетом ст. 69 ч. 5 УК РФ до 9 лет лишения свободы.

Из пункта 13 Пленума Верховного Суда РФ №14 от 15 июня 2006 г. (в ред. от 23.12.2010) следует, что в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические или психотропные вещества, в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующую крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по части третьей статьи. 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами в редакции от 23.12.2010 № 31 высшей судебной инстанцией даны подробные разъяснения об особенностях квалификации действий осужденных, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

В опровержение доводов обвинения защитой были представлены данные о том, что содержание смартфона подсудимого, во-первых, не позволяет установить, сам ли подсудимый сделал указанные фото тайников с координатами геолокации, либо получил эти фото от продавца наркотиков, намереваясь приобрести для собственных нужд указанные средства. Во-вторых, сведений об отправке этих фото приобретателю наркотиков ни на следствии, ни в суде получено не было. Соответственно и сам мнимый приобретатель установлен не был. В-третьих, защитой были представлены убедительные доказательства, что как минимум некоторые данные были помещены в телефон М.П.А. уже после того, как телефон был изъят у М.П.А. сотрудниками полиции.

В данном случае обвинение ссылалось на положение п.13.1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г.№ 14, в котором указывалось, что фактическое получение приобретателем наркотических средств не обязательно для квалификации сбыта как оконченного преступления. Достаточно чтобы сбытчик выполнил все необходимые действия по передаче незаконных веществ приобретателю.

Задача защиты, с которой, как показывает моя адвокатская практика, очень часто приходится сталкиваться, состоит в том, чтобы в краткой, наглядной и доступной форме представить судье все ошибки, нестыковки, противоречия в позиции органов следствия. Принципиальные судьи, вникающие во все обстоятельства дела, критически относящиеся к бездоказательным утверждениям, непроверенным фактам, домыслам и догадкам следствия, дающие должную оценку нарушениям уголовно-процессуального законодательства, встречающимися практически по каждому подобному делу, как правило, принимают меры к исправлению ошибок, допущенных на стадии следствия, в результате чего действия осужденных квалифицируются в соответствии с положениями Общей и Особенной частей Уголовного кодекса Российской Федерации, разъяснениями высших судебных инстанций, а назначенное наказание отвечает требованиям законности и справедливости. Наиболее яркие, показательные и значимые примеры адекватной позиции судов первой инстанции по назначению наказания, исправления неправильной квалификации по делам связанной с оборотом наркотиков приводятся мной на сайте для всеобщего использования по аналогичным делам.

Обстоятельства этих двух эпизодов были абсолютно идентичны: М.П.А. при неустановленных обстоятельствах приобрел две партии наркотических средств в значительном размере, а затем поместил эти наркотики в два тайника-закладки в лесопарковом массиве. Оба тайника были обнаружены сотрудниками полиции, наркотики изъяты, а М.П.А. было инкриминировано два эпизода оконченного сбыта наркотических средств в значительном размере. При этом позиция следствия и государственного обвинения для неискушенного в тонкостях уголовного права человека выглядела несколько противоречиво: непосредственной передачи наркотических средств конечному покупателю не произошло, более того наркотики в конце концов были изъяты из того же места, куда их якобы зарыл подсудимый, но его действия при этом квалифицировались как оконченный сбыт, то есть как будто наркотики были им вручены приобретателю.

На страницах своего сайта я неоднократно приводил примеры из судебной практики по делам о незаконном обороте наркотиков. И дело не в том, что я, как некоторые уже подумали, специализируюсь на подобного рода уголовных делах. Скорее всего, речь можно вести о большой распространенности таких дел в практике следственных органов, низкого качества расследования и нежелании судов вникать во все обстоятельства дела, выслушивать и давать должную оценку обоснованным доводам защиты. Многочисленные ошибки, а зачастую и целенаправленные действия работников следственных органов, когда следователь умышленно завышает квалификацию действий обвиняемых, вменяя вместо незаконного хранения наркотиков их сбыт, вместо приготовления или покушения на незаконный сбыт – оконченное преступление, когда вместо одного эпизода преступной деятельности, действия обвиняемого дробятся на несколько отдельных преступлений, приводят к тому, что перед судом обвиняемый предстаёт как полностью асоциальный тип, превративший наркотики в промысел и дело своей жизни.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от N 156-П20 О возобновлении производства по делу о покушении на незаконный сбыт наркотических средств (ч

Постановлением президиума Астраханского областного суда от 21 мая 2013 года приговор Ленинского районного суда г. Астрахани от 23 июня 2010 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда от 19 августа 2010 года в отношении Федорова Е.М. изменены: исключены из описательно-мотивировочной части приговора указания суда о наличии в действиях Федорова Е.М. рецидива преступлений и его осуждении за покушение на незаконный сбыт 4 марта 2010 года наркотического средства в особо крупном размере — дезоморфина массой 12,01 грамма; действия Федорова Е.М. переквалифицированы по преступлению от 4 марта 2010 года в отношении наркотического средства дезоморфина массой 3,84 гр. с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, по которой назначено 2 года 8 месяцев лишения свободы, по преступлению от 11 февраля 2010 года — с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, по которой назначено 4 года лишения свободы; на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ (в ред. Федерального закона от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ) по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Федорову Е.М. назначено 4 года 4 месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима. В остальном судебные решения оставлены без изменения.

Кроме того, Федоров Е.М. по месту своего жительства в квартире N в доме N к. по ул. г. Астрахани незаконно хранил в целях незаконного сбыта изготовленное им кустарным способом наркотическое средство дезоморфин общей массой 3,84 гр. до 19 часов 55 минут 4 марта 2010 года, когда оно было изъято сотрудниками РУФСКН России по Астраханской области при производстве обыска.

При этом Европейский Суд по правам человека, сославшись на прецедентные постановления по делам «В. и другие против России», «Л. и другие против России», «Л. и другие против России», «Е. и другие против России», по которым было установлено аналогичное нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, указал, что недостатки в российской правовой системе, связанные с процедурой санкционирования и проведения проверочных закупок наркотических средств, не позволяют национальным судам произвести эффективное исследование доводов о провокации со стороны сотрудников полиции.

Вас может заинтересовать :  Проверяют Ли В Мфц Правильность Документов При Оформлении Сделки

Таким образом, поскольку Европейским Судом по правам человека установлено нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что судами не проверены надлежащим образом доводы Федорова Е.М. о провокации при проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», результаты которого были использованы в качестве доказательств его виновности в покушении на незаконный сбыт наркотического средства, а также нарушение подпункта «d» пункта 3 и пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с ограничением его права допросить свидетелей стороны обвинения, судебные решения в отношении Федорова Е.М. подлежат отмене, а уголовное дело — передаче на новое судебное разбирательство.

Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела согласно подп. «б» п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ является основанием для возобновления производства по уголовному делу в порядке, предусмотренном главой 49 УПК РФ.

Например, по делу Назарова: «он с целью собственного потребления незаконно собрал в пакет верхушечные части растений рода конопля, содержащие наркотическое средство марихуану, общей массой в пересчете на сухой вес 156,2 г. Увидев сотрудников полиции, Назаров попытался избавиться от пакета с наркотическим средством, выбросив его в снег, но был задержан, свои преступные намерения не довел до конца по не зависящим от него обстоятельствам» (кассационное определение ВС РФ от 13 сентября 2017 г. по делу Назарова № 11-УД17-39). Действия Назарова были переквалифицированы как покушение на приобретение по ч.3 ст.30, ч.2 ст.228 УК РФ.

Если этого не происходит, приобретение должно признаваться неоконченным преступлением. Так происходит в случае, когда человек был застигнут сотрудниками полиции в процессе приобретения (покупки или сбора дикорастущих растений), и наркотик был у него изъят, либо приобретатель вынужден был его выбросить.

Подобно этому и другое дело: «Афанасьев был задержан на месте сбора дикорастущей конопли на земельном участке в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия, а наркотическое средство изъято из незаконного оборота, что свидетельствует о том, что им было совершено неоконченное преступление. При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать действия Афанасьева с ч. 2 ст. 228 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 228 УК» (Определение Верховного Суда РФ от 18 августа 2015 года по делу Афанасьева № 72-УД-158).

Нехватка доказательств, указывающих на намерение сбыта

По итогам расследования переквалификации дела на иную – менее тяжкую – статью УК, к сожалению, не произошло. Следствие, подтверждая свою версию собранными по делу доказательствами, утверждало, что у обвиняемого имелось намерение осуществить сбыт наркотических веществ, которое было прервано по независящим от него обстоятельствам. В уголовном деле, переданном в суд, доказательствами покушения на сбыт выступали: протокол личного досмотра, в котором задержанный пояснял, что планировал сбыть наркотические вещества; показания свидетелей – двух оперативных сотрудников и двух понятых, утверждавших, что задержанный пояснил о намерении сбывать запрещенное вещество, а также магниты, которые были изъяты у задержанного и находившиеся в том же свертке, что и мефедрон.

Как указано в ч. 3 ст. 14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Кодексом, толкуются в его пользу. Однако при рассмотрении дела суд первой инстанции не учел ни одного противоречия в материалах дела и трактовал все неточности, допущенные в ходе расследования, в пользу не обвиняемого, а предъявленного обвинения.

Приведу пример из собственной адвокатской практики. Моего подзащитного остановили сотрудники патрульно-постовой службы для проверки документов, так как он вызвал у правоохранителей подозрение. В ходе личного досмотра было выявлено, что при задержанном находится сверток с мефедроном. После вызова следственно-оперативной группы, изъятия вещества, получения объяснений задержанного и его доставления в отдел полиции было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 (покушение на сбыт наркотических веществ в крупном размере) УК.

При этом обвиняемый последовательно утверждал, что найденные наркотические средства он намеревался оставить для личного потребления, так как является зависимым от стимуляторов – это подтверждалось проведенной по делу судебной экспертизой. Также на отсутствие намерения на сбыт наркотиков указывало то, что изъятое вещество не имело фасовки, а находилось в целостном пакете. Кроме того, по месту жительства обвиняемого не было найдено предметов и инструментов для фасовки.

Как отмечалось в приговоре, при не установленных следствием обстоятельствах в неустановленное время, находясь в неустановленном месте обвиняемый вступил в преступный сговор с неустановленным лицом. Они распределили между собой роли в планируемом преступлении следующим образом: неустановленное лицо должно приискать наркотические средства и предоставить обвиняемому с целью последующего сбыта лицам, склонным к употреблению таких веществ, при этом сообщать обвиняемому посредством интернет-сайта места нахождения и получения запрещенных веществ. Обвиняемый, получив от соучастника наркотические средства, должен выполнить функцию «закладчика» – т.е. разложить эти вещества в тайники и сообщить соучастнику координаты тайников. Обвиняемый, получив от соучастника сообщение о месте нахождения «закладки», обнаружил и забрал оттуда 199,1 г вещества, содержащего наркотическое средство (мефедрон). Данное средство он незаконно хранил при себе до задержания и последующего изъятия сотрудниками полиции.

Назначая более мягкое наказание, чем предусмотрено законом за совершенное преступление, судам следует устанавливать в каждом конкретном случае исключительные обстоятельства, существенно снижающие степень общественной опасности преступления, роль виновного и его поведение во время и после совершения преступления, данные о его личности, семейное положение и другие обстоятельства по делу, смягчающие наказание за содеянное.

Измельчение, высушивание или растирание растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, растворение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов водой без дополнительной обработки в виде выпаривания, рафинирования, возгонки и т.п., в результате которых не меняется химическая структура вещества, не могут рассматриваться как изготовление или переработка наркотических средств.

Согласно статье 35 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» проведение экспертиз с использованием наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров или для их идентификации разрешается юридическим лицам при наличии лицензии на указанный вид деятельности. Проведение таких экспертиз в экспертных подразделениях Следственного комитета Российской Федерации, федерального органа исполнительной власти по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, федерального органа исполнительной власти в области внутренних дел, федерального органа исполнительной власти по таможенным делам, федеральной службы безопасности, судебно-экспертных организациях федерального органа исполнительной власти в области юстиции осуществляется без лицензии. Проведение таких экспертиз осуществляется также в экспертных подразделениях федерального органа исполнительной власти в области обороны.

Состав указанного преступления будет иметь место также в тех случаях, когда нарушение правил культивирования растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, используемых для производства наркотических средств или психотропных веществ, повлекло полную или частичную утрату этих растений.

28. Склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, охватывается диспозицией части 3 статьи 230 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по уголовному закону, предусматривающему ответственность за причинение смерти по неосторожности.

наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.

наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.
(в ред. Федеральных законов от 27.12.2009 N 377-ФЗ, от 06.05.2010 N 81-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества

Статья 228.1. Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества

Вас может заинтересовать :  Проездные Льготы Ветеранам Военной Службы В Краснодаре

Кроме того, возможно оказание услуг по представительству в судах, иных государственных органах и негосударственных организациях, осуществление защиты на стадии предварительного расследования и в суде по уголовным делам, защита по делам об административных правонарушениях.

Из пункта 13 Пленума Верховного Суда РФ №14 от 15 июня 2006 г. (в ред. от 23.12.2010) следует, что в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические или психотропные вещества, в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующую крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по части третьей статьи. 30 УК РФ и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами в редакции от 23.12.2010 № 31 высшей судебной инстанцией даны подробные разъяснения об особенностях квалификации действий осужденных, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

К. и П. по приговору были осуждены за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере 28 января 2007 года и в особо крупном размере 28 февраля 2007 года, совершенные группой лиц по предварительному сговору в г. Еманжелинске. Квалифицируя действия подсудимых как два самостоятельных преступления, суд оставил без внимания то, что органами предварительного следствия обоим инкриминировано совершение незаконных неоднократных действий, направленных на сбыт наркотических средств на постоянной основе. Кроме того, в основу приговора судом положены показания К. и свидетеля Ш. на предварительном следствии о том, что сбытом наркотического средства осужденные занимались систематически, длительное время и это был источник их средств к существованию. При таких обстоятельствах, а также и небольшого промежутка времени между фактами сбыта, общего количества наркотического средства, соответствующего особо крупному размеру, и с учетом принципа толкования всех сомнений в пользу обвиняемого, действия обвиняемых переквалифицированы на единое продолжаемое преступление по ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ.

К. и П. по приговору были осуждены за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере 28 января 2007 года и в особо крупном размере 28 февраля 2007 года, совершенные группой лиц по предварительному сговору в г. Еманжелинске. Квалифицируя действия подсудимых как два самостоятельных преступления, суд оставил без внимания то, что органами предварительного следствия обоим инкриминировано совершение незаконных неоднократных действий, направленных на сбыт наркотических средств на постоянной основе. Кроме того, в основу приговора судом положены показания К. и свидетеля Ш. на предварительном следствии о том, что сбытом наркотического средства осужденные занимались систематически, длительное время и это был источник их средств к существованию. При таких обстоятельствах, а также и небольшого промежутка времени между фактами сбыта, общего количества наркотического средства, соответствующего особо крупному размеру, и с учетом принципа толкования всех сомнений в пользу обвиняемого, действия обвиняемых переквалифицированы на единое продолжаемое преступление по ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ.

Судебной коллегией по уголовным делам Челябинского областного суда по представлению прокурора изменен приговор Ленинского районного суда, которым М. осуждена по ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Действия подсудимой переквалифицированы на ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 3 п. «г» УК РФ, срок наказания снижен до 6 лет 8 месяцев лишения свободы.

Согласно еще одному примеру из судебной практики лицо признано виновным в покушении на сбыт наркотических средств, когда основное доказательство его вины получено в результате «проверочной закупки», то есть подсудимый имел при себе наркотические средства для продажи, однако, фактически предложение о приобретении наркотического средства ему не поступало в связи с проведением тайной операции.

Под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества (далее — наркотические средства), следует понимать незаконную деятельность лица, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию (продажа, дарение, обмен, уплата долга, дача взаймы и т.д.) другому лицу. Ответственность за указанные действия предусмотрена ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Другой пример из судебной практики: действия осужденного квалифицированы как покушение на сбыт наркотического средства, в случае, когда лицо, после помещения наркотического средства в тайники-закладки сообщил географические координаты их расположения «покупателю», однако, договоренность об их продаже между ними достигнута не была.

Свидетель И. в ходе предварительного следствия подтвердила, что в последние два месяца до задержания Савиной она и И. постоянно приобретали у нее наркотические средства. С января 2017 года И. и Савина проживали в ее квартире. Ей известно, что 20 февраля наркотическое средство Савина приобрела у Беляковой и принесла к ней в квартиру, при этом она видела как Савина положила его на полку. Именно с этой полки наркотическое средство и было изъято во время обыска.

20 февраля 2017 года был задержан Александров, в его сумке и автомобиле обнаружено и изъято наркотическое средство карфентанил общей массой 1,57 грамма, что подтверждается протоколом осмотра автомобиля и досмотра Александрова, а также заключением эксперта.

Оценив содержание телефонных переговоров в совокупности с другими исследованными по делу доказательствами, суд пришел к правильному выводу о том, что они подтверждают участие осужденных в сбыте наркотических средств, в связи с чем правомерно положил их в основу обвинительного приговора.

При оценке показаний свидетелей И. и И. судом правильно установлено, что допросы данных свидетелей в период предварительного следствия проведены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Фактов давления на свидетелей, о чем они заявили в судебном заседании, но не смогли объяснить, в чем оно выражалось, не установлено.

Доводы осужденной, изложенные в апелляционной жалобе о том, что С. уговорами склонил ее к сбыту наркотика, опровергаются показаниями С. из которых следует, что Савина сразу приняла его предложение о продаже наркотического средства. Из показаний данного свидетеля, а также сотрудников полиции Р. и Ш., понятого К., наблюдавших за проведением мероприятия, следует, что действия Савиной были четкими и уверенными: встретившись с С., она сразу же повела его к другому дому, в пути сделала телефонный звонок, после чего С. передал Савиной деньги и из дома вышел мужчина, передавший Савиной пакетики с наркотическим средством, которые Савина продала С.

Стороной защиты неоднократно заявлялись ходатайства об установлении и допросе абонента, с которым была переписка по поводу орехов, которая принята следствием за обсуждение продажи наркотиков. Был известен номер абонента, подзащитный в ходе своего допроса сообщил его имя, пояснил что переписка велась по поводу бизнеса, между ними действительно обсуждалась поставка орехов в Московский регион и абонент это может подтвердить. Но, в деле почему то, оказалась справка сотрудников ОНК о невозможности установления личности абонента и его допроса.

Первичные показания объяснялись оказанием давления на подзащитного, его состоянием опьянения и использования сотрудниками полиции алкоголя для введения подзащитного в соответствующее состояние. Кроме того, как показали исследование и экспертиза, 10 изъятых свертков при задержании и обыске квартиры содержали смесь амфетамина и мефедрона, и только один, который был подкинут полицейскими, отличался по составу от остальных, и содержал чистый амфетамин.

Следствие вменяло подзащитному особо тяжкое — покушение на сбыт наркотиков в крупном размере по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ — это при покушении от 10 до 15 лет лишения свободы. Подзащитный ранее никогда не судим, не привлекался, не задерживался, для него это было шоком.

На утро вывели в следственный кабинет, решетки, все мрачное. Следователь была с адвокатом, обращаясь к адвокату сказала что подзащитный молодец во всем признался, осталось только подписать. В этот же день был суд, арестовали на 2 месяца, где то глубоко предполагал что так и будет, но надеялся что отпустят — ведь обещали же. Понял что дома окажется не скоро.

Вас может заинтересовать :  Пособие матери-одиночки в 2022 башкирия

Когда все было готово отвезли к следователю, поздно вечером. Следователь отправила сотрудников ОНК провести обыск дома у подзащитного. Нашли еще несколько свертков и весы. Дошла очередь, дежурный следователь завела в кабинет, составила протокол, коротко повторил все как учили сотрудники наркоконтроля, протокол был большой, все переписано как в объяснении что составляли оперативники еще в отделе. Адвоката почему то не было, но это было неважно, ведь обещали что отпустят. Составили протокол задержания, отвели на осмотр к врачу, потом со справкой в изолятор.

Как переквалифицировать «покушение на сбыт наркотических средств» на «хранение без цели сбыта»

Один лишь факт расфасовки наркотических средств, его приобретение и/или перевозка не могут достоверно доказывать наличие цели сбыта данного вещества. Доказательствами в данном случае могут быть: признательные показания задержанного, свидетелей, результаты оперативных мероприятий, переписка мессенджерах, смс, социальных сетях и т.д.

Иногда по делам данной категории можно встретить позицию прокурора, что даже при отсутствии доказательств по покушению на сбыт или сам сбыт наркотических средств, прокурор направляет уголовное дело в суд с обвинительным заключением именно по ст. 228.1 УК РФ и тогда адвокату уже в суде предстоит добиваться правильной квалификации преступления. На практике, данная позиция прокуратуры заключается в нежелании вникать в суть уголовного дела, во все обстоятельства доказанности вины, в наличие обстоятельств, свидетельствующих о покушении на сбыт или на сам сбыт наркотических веществ, и все поданные жалобы адвоката отклоняются и не достигают нужного эффекта, а положительного результата можно достичь только в суде, где уголовное дело переквалифицируется.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», об умысле на сбыт указанных средств, веществ или их аналогов могут свидетельствовать их:

В практике наших правоохранительных органов в случае обнаружения у граждан больших доз наркотических, психотропных веществ или их аналогов возбуждать дела по ст. 228.1 УК РФ «Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества», что является неправильным. Ссуды, вынося приговор, вынуждены переквалифицировать дела на 228 УК РФ.

  • ст. 5 УК РФ – объективное вменение не допускается;
  • ст. 14 УПК РФ — обвинительный приговор не может быть основан на предположениях;
  • ст. 171 УПК РФ — обвинение должно строится на достаточных доказательствах, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления.

Приготовление к сбыту наркотических средств (ст

В 2021 году в Центральном районном суде г. Челябинска рассматривалось два примерно аналогичных дела (1-161/2021, 1-50/2021), где подсудимые обвинялись в покушении на сбыт в крупном размере в крупном размере, однако суд переквалифицировал их действия на приготовление.

Ряд дел, рассмотренных Центральным районным судом г. Челябинска (1-151/2020, 1-72/2020, 1-287/2019), Ленинским районным судом г. Челябинска (1-511/2018), Курчатовским районным судом г. Челябинска (1-416/2020) содержали выводы о том, что подсудимые приобретали и хранили наркотические средства с целью сбыта, однако поскольку обвинение было предъявлено за приготовление, то суды были ограничены пределами обвинения.

И если, покушение начинается с момента приобретения наркотического средства с целью сбыта, то как приготовление следует квалифицировать любые действия, которые предшествуют приобретению – поиск соучастников, согласование времени места приобретение наркотического средства, прибытие в место хранения наркотического средства и вообще все, что происходит до того момента, как сбытчик фактически берет наркотическое средство в своим руки и получает возможность им распорядится.

В Постановлении Пленума Верховного суда РФ 15.06.2006 N 14 разъясняется, что если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств, незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по не зависящим от него обстоятельствам не передает указанные средства приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств, веществ, растений.

Отдельно можно обратить внимание на дело, рассмотренное Центральным районным судом г. Челябинска (1-73/2019), где помимо нескольких приготовлений, вменялось покушение, но из-за описания самого преступного деяния в обвинительном заключении, суд был вынужден переквалифицировать действия подсудимого на приготовление.

Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 22 октября 2020 года

рассмотрела в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по кассационной жалобе адвоката Алексашкина С.В. в защиту осужденного Огольцова А.В. на приговор Зюзинского районного суда г. Москвы от 5 ноября 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 5 февраля 2020 года.

В соответствии с положениями ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. При этом он признается таковым, если постановлен в соответствии с требованиями уголовно — процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Между тем, вывод суда о том, что действия Огольцова А.В. были направлены именно на сбыт изъятого в гаражном боксе наркотического средства, является предположительным, поскольку сам по себе объем обнаруженного наркотического средства – гашиша в крупном размере, находящегося в 10 брикетах, не могут однозначно свидетельствовать о наличии у него умысла на сбыт наркотического средства.

Показания оперуполномоченного ФИО16 о том, что Огольцов А.В. в ходе изъятия наркотических средств сообщил ему, что они предназначались для сбыта, не могут быть приняты судом в качестве доказательства обвинения, поскольку по смыслу закона следователь, дознаватель могут быть допрошены в суде только по обстоятельствам проведения того или иного следственного действия при решении вопроса о допустимости доказательства, а не в целях выяснения показаний допрошенного лица. Поэтому показания этой категории свидетелей относительно сведений, о которых им стало известно из бесед либо во время допроса подозреваемого или обвиняемого, не могут быть использованы в качестве доказательств виновности осужденного.

Адвокат Кудряшов Константин

2. Те же деяния, совершенные:
а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
б) утратил силу.
в) в особо крупном размере, —
наказываются лишением свободы на срок до восьми лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой либо повлекшие по неосторожности смерть человека, —
наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до восьми лет.

2. Деяния, предусмотренные частями первой или первой.1 настоящей статьи, если они:
а) совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
б) повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека, —
наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет со штрафом в размере от одного миллиона до трех миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в отношении несовершеннолетнего, —
наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пятнадцати лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

1. Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, выявленных объектов культурного наследия, природных комплексов, объектов, взятых под охрану государства, или культурных ценностей —
наказываются штрафом в размере до трех миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот часов, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.