Попадают ли особо тяжкие статьи под гуманизацию

Пленум указал и на последовательность действий судьи при решении вопроса о переквалификации наказания. Сначала ему надо назначить вид и размер наказания, затем изменить категорию преступления и только после этого определить наказание по совокупности, принимая во внимание уже измененную статью, объясняется в постановлении. Суды могут смягчить категорию преступления только на один порядок. При этом если суд решил изменить категорию с тяжкого на преступление средней тяжести, есть возможность освободить заключенного от отбывания наказания, и лицо в этом случае будет считаться несудимым.

Разъяснения позволят разработать некий шаблон или алгоритм для судей, в соответствии с которым им будет проще принять решение о применении ч. 6 ст. 15 УК. А как только суды начнут более активно применять комментируемые нормы закона, появится и практика, которая тоже будет способствовать более широкому применению нормы.

В списке значимых факторов – способ совершения преступления, степень реализации преступных намерений, роль соучастника, вид умысла или неосторожности, мотив и цель преступления, характер и размер наступивших последствий и так далее. Не должны помешать переквалификации преступления особый порядок рассмотрения дела и отягчающие обстоятельства, которые указаны в конкретной статье, говорится в постановлении Пленума. «Например, совершение кражи в составе группы лиц по предварительному сговору (п. а ч. 2 ст. 158 УК) само по себе не является препятствием для рассмотрения судом вопроса об изменении категории такого преступления на менее тяжкую», – приводился пример в проекте постановления.

«Учет фактических обстоятельств преступления» и «степень его общественной опасности» – критерии оценочные и позволяют отказывать в изменении категории преступления вне зависимости от объективных обстоятельств дела, замечает Сегрей Малюкин. Но чтобы не дать судам отказывать в смягчении статьи по формальным основаниям, Пленум ВС подробно перечислил, на что именно должен смотреть судья, который решает вопрос о переквалификации преступления.

Светлана Мальцева, в свою очередь, уверена: Постановление Пленума, разъясняющего, какие именно факторы должен учесть суд, который решает вопрос смены категории преступления, а также наиболее спорные вопросы, связанные с применением данной нормы, имеет исключительно важное значение.

К реальному лишению свободы в 2019 году приговорены в девять раз меньше несовершеннолетних. Согласитесь, молодого парня, который подрался на улице (без серьезных последствий) логичнее привлечь к каким-нибудь работам, чем помещать в камеру с профессиональными преступниками, отбывающими наказание за тяжкие преступления. Нет в этом ничего хорошего.

В первую очередь стоит отметить, что гуманизация уголовного законодательства опирается на законы РФ. Напомню, гуманизм стал основой государственной политики и получил закрепление в статье 2 Конституции РФ. Думаю, все помнят, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью в государстве, а соблюдение наших прав и свобод – основная обязанность государства. Есть еще статьи 6 и 7 УК РФ в них говорится, что наказание должно соответствовать тяжести преступления. В этом направлении и ведется работа.

Самой, на мой взгляд, важной является работа по гуманизации в отношении несовершеннолетних. Так, еще в 2003 году по инициативе президента России максимальное наказание для подростков (исключением являются особо тяжкие преступления) моложе шестнадцати лет сократили до шести лет лишения свободы. При этом подростков нельзя сажать в тюрьму за преступление небольшой тяжести, совершенное впервые.

«Безусловный долг законодателя — не превращать в преступление то, что имеет характер проступка, и то лишь в силу обстоятельств. С величайшей гуманностью должен он исправлять все это, как социальную неурядицу, и было бы величайшей несправедливостью карать за эти проступки как за антисоциальные преступления»

Сейчас в России идет активная работа над концепцией совершенствования правосудия. Приходится признать, что наше государство никогда не отличалось чересчур гуманным отношением к заключенным. Однако сейчас эта тема обсуждается на самом высоком уровне. Реформирование уголовного кодекса не только повысит уровень безопасности в стране, но и обеспечит равенство и справедливость. Проще говоря, наказание станет соразмерным противоправным действиям. Сейчас объясню.

Гуманизация уголовного законодательства

В современной уголовной политике направление по гуманизации уголовного законодательства является центральным. Такой вывод сделан на основании анализа ежегодных посланий Президента Российской Федерации, которые, исходя из содержания пункта «е» ст. 84 Конституции Российской Федерации, отражают положение в стране, и позволяют определить видение главой государства основных направлений внутренней и внешней политики.

6. Признак декриминализации преступных деяний, не связанных с посягательством на личность означает, что государство не может допускать исключения в охране уголовно-охраняемых объектов, связанных с личностью. Такой подход основан на том, что проблема выбора способов защиты, восстановления принадлежащих каждому человеку от рождения правах и свободах не может решаться исключительно по воле законодателя [6, c.482]. Иначе говоря, государство не может решать вопросы освобождения от уголовной ответственности в одностороннем, императивном порядке, если речь идет о нарушении неотъемлемых конституционных прав человека, в частности, права на жизнь, здоровье, личную свободу. Однако, если деяния связаны с посягательством в том или ином виде на интересы государства, то в таком случае законодатель вправе безусловно декриминализировать деяния.

2. Признак повышения степени криминальной безопасности человека означает, что любые изменения уголовного законодательства должны осуществляться не только без ущерба для криминальной безопасности человека, но и в своей сущности повышать эту степень. Человек находится в центре гуманистических идей, его права и свободы являются высшей ценностью и государство должно гарантировать защиту и соблюдение этих прав, в том числе, посредством использования уголовного закона. Поэтому, все изменения в уголовном законодательстве будут носить антигуманный характер, если будут подвержены криминализации деяния, которые были ранее обоснованно декриминализированы.

5. Признак установления соразмерных опасности деяния санкций за совершение преступлений заключается в том, что установленные в статьях Особенной части УК РФ санкции должны иметь логическую, социальную и юридическую обусловленность. Лицо, совершившее преступление, должно быть наказано справедливо, в том числе справедливость наказания свидетельствует о гуманистической направленности закона.

Итак, в послании Президента Федеральному Собранию Российской Федерации от 18 апреля 2002 года [1] впервые была поставлена задача по гуманизации уголовного законодательства и системы исполнения наказаний. Постепенно эта задача переродилась в идею, и, начиная с 2002 года, в каждом ежегодном послании Президента РФ, так или иначе, затрагивается этот вопрос. Таким образом, можно утверждать, что использование этой идеи в послании стало доброй традицией.

Госпожа Подоплелова считает необходимым новый порядок исчисления срока наказания для УДО при переводе на принудительные работы без «обнуления».«Несмотря на отрицательную позицию ВС и КС, Минюст, по сути дела, пытается привести законодательство в соответствие с европейскими стандартами», — добавила она.

Одновременно Минюст предлагает увеличить срок, который осужденному за особо тяжкое преступление необходимо отбыть для перевода на принудительные работы — с половины наказания до двух третей. Таким образом, «сроки для возможности обращения с ходатайством об УДО и о замене наказания уравниваются», указывает руководитель юридического департамента «Руси сидящей» (НКО внесена в реестр иностранных агентов) Ольга Подоплелова.

Также Минюст предлагает сократить для осужденных за особо тяжкие преступления срок, после которого станет возможным перевод из колонии строгого режима в колонию-поселение, с двух третей до половины. Но по ряду преступлений — в их числе преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних либо связанные с незаконным оборотом наркотиков, террористической деятельностью, организацией преступного сообщества и участием в нем — срок увеличивается с половины до двух третей.

Минюст разработал ряд предложений для гуманизации отбывания наказания осужденными. Ведомство предлагает переводить больше заключенных на принудительные работы, облегчая им при этом возможность освобождаться условно-досрочно, а также разрешить переходить из колоний строгого режима в колонии-поселения. Тем не менее гуманизация «светит» не всем, положение некоторых категорий заключенных поправки фактически ухудшают. Прежде всего это касается лиц, осужденных за распространение наркотиков, а также за ряд экономических преступлений.

Поправки в законодательство об отбывании наказания глава Минюста Константин Чуйченко анонсировал в июне. Это было сделано на фоне дискуссии о необходимости шире использовать осужденных на различных работах, заменив ими трудовых мигрантов. Для этого предполагалось шире применять принудительные работы как вид уголовного наказания, в том числе и в порядке замены лишения свободы. Сами заключенные встретили идею без энтузиазма. Дело в том, что при переходе на принудительные работы необходимый для УДО срок обнуляется и начинает отсчитываться заново — не с первого дня наказания, а с момента его замены.

Вас может заинтересовать :  Поправки по ч2.ст 228

Следующей взяла слово судья Калининградского облсуда Татьяна Долгих, которая тоже похвалила документ за направленность на формирование единообразной судебной практики. Пункты 10 и 11 она назвала «представляющими особый интерес» и «дополнительной возможностью индивидуализировать наказание». Она полностью поддержала позицию Рудакова по этим пунктам (в части необходимости исключения упомянутых выше отсылок и разъяснений), уточнив, что предоставление суду возможности после освобождения осужденного от уголовного наказания применить положения ст. 76.2 УК и назначить ему судебный штраф «породит множество дополнительных вопросов, на которые нет ответов в нынешней редакции УПК».

– С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую – но не более чем на одну категорию, – напомнила Ермолаева. – Но надо заметить, что за шесть лет существования этого института суды крайне редко применяют часть 6 статьи 15 УК!

Вячеслав Лебедев пригласил на трибуну зампредседателя Пермского краевого суда Евгения Рудакова. Он назвал проект постановления «нужным и очень своевременным», а также «важнейшим разъясняющим источником» на пути гуманизации правоприменения. Как считает судья, содержащийся в документе исчерпывающий перечень факторов, который должен приниматься в расчет судами при смягчении категории, поможет избежать пресловутого «формального подхода» и необоснованных отказов в применении ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Камнем же преткновения для разработчиков, по словам Ермолаевой, стали десятый и одиннадцатый пункты документа. Из п. 10 было в качестве варианта было предложено исключить указание на ряд статей УК, а п. 11 убрать из проекта целиком, так как некоторые разработчики посчитали такой подход все же «излишне формальным».

– Институт освобождения от наказания существенно отличается от института освобождения от уголовной ответственности, – заметила в связи с этим докладчик. – Да, последний не предполагает постановления приговора с назначением наказания, но лишь по той причине, что в силу определенных обстоятельств, например, примирения с потерпевшим, обвиняемый освобождается судом от рассмотрения вопроса о его виновности.

Определенные вопросы вызвал и перевод неуплаты алиментов в разряд административных правонарушений. Это вызвало бурную реакцию со стороны российского общества, прежде всего — его женской части. Ведь страх уголовного наказания — один из весьма действенных аргументов против уклонения от содержания ребенка. Но разведенных родителей можно успокоить — за уклонение от уплаты алиментов можно избежать уголовной ответственности только в первый раз, за злостную неуплату по-прежнему может светить реальный срок, вплоть до одного года лишения свободы. Ответственность будет предусмотрена и за уклонение от содержания нетрудоспособных родителей.

Вместо уголовной ответственности, теперь за те деяния, которые будут декриминализованы, предусмотрена административная ответственность. Но только на первый раз — чтобы человек имел возможность исправиться и перестать совершать подобные ошибки. За повторное совершение тех же деяний уже предусмотрена уголовная ответственность. На первый раз обвиняемый может отделаться судебным штрафом или общественными работами.

Места лишения свободы в России переполнены людьми, которые совершили незначительные преступления. За такие преступления вполне справедливыми наказаниями могли бы быть штрафы или исправительные работы, но людей отправляют в тюрьмы — за государственный счет. Кроме того, наказание реальным лишением свободы способствует и криминализации людей, осужденных за незначительные преступления. «Алиментщик» или человек, который с кем-то подрался на улице (без серьезных последствий) попадает в среду, где вместе с ним содержатся профессиональные преступники, являющиеся генераторами и популяризаторами идеологии криминального мира. Что в этом хорошего?

Еще одним нововведением, которое в большей степени коснется отечественного бизнеса, стало дополнение статьи 159 УК РФ «Мошенничество». Эта статья дополняется пятой частью — «Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба». В соответствии с ч. 5 ст.159 УК РФ, теперь за это будет предусмотрен штраф в размере до 300 тысяч рублей. Максимальное же наказание, которое может грозить по данной статье — лишение свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такого. В случае нанесения в результате мошеннических действий крупного ущерба, сумма штрафа возрастает до 500 тысяч рублей, а максимальный срок лишения свободы — до шести лет. Наконец, в случае нанесения особо крупного ущерба виновного могут присудить к штрафу в 1 млн. рублей или к лишению свободы сроком до 10 лет. Установлены и суммы, которые следует считать значительным, крупным и особо крупным ущербом. Значительным ущербом считается сумма от 10 тысяч рублей, крупным — от 3 млн. рублей, а особо крупным — от 12 млн. рублей. Напомним, что в настоящее время пороги по статье 159 УК РФ составляют 2,5 тысячи рублей, 250 тысяч рублей и 1 миллион рублей. Увеличение порогов ущерба по статье «Мошенничество» направлено на либерализацию статьи и способствует улучшению условий для отечественного бизнеса.

Законопроект о гуманизации законодательства предусмотрел декриминализацию целого ряда деяний, за которые прежде была предусмотрена уголовная ответственность. К ним относятся дела, квалифицируемые по статьям ч. 1 ст. 116 (побои), ч. 1 ст. 119 (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), ч. 1, 2 ст. 157 (уклонение от уплаты алиментов), ч. 3 ст. 327 (использование подложного документа). Каждый год по этим статьям осуждалось 130-140 тысяч человек. Конечно, далеко не все из осужденных получали реальные сроки лишения свободы, но большинство приобретало уголовную судимость, которая затем негативно сказывалась на дальнейшей жизни, прежде всего — на профессиональной реализации. Перечисленные статьи Уголовного кодекса РФ стали первыми кандидатами на декриминализацию.

Приняты законы по гуманизации уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права

Государственная Дума на пленарном заседании в четверг, 13 декабря, приняла поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, направленные на пресечение злоупотреблений при многократном продлении срока содержания обвиняемого под стражей в период ознакомления с материалами уголовного дела. Поправки в УПК были внесены Правительством РФ.

Крашенинников
Павел Владимирович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» , нередки случаи, когда, предъявив обвиняемому для ознакомления десятки, а то и сотни томов уголовного дела, срок его содержания под стражей продлевается в среднем на 7–10 месяцев, несмотря на то, что преступление не является особо тяжким, а уголовное дело — особо сложным.

«Принятым законом устанавливается, что следователь в ходатайстве о продлении срока содержания под стражей должен указывать конкретные, фактические обстоятельства, подтверждающие необходимость дальнейшего применения в отношении обвиняемого меры пресечения в виде содержания под стражей в период его ознакомления с материалами уголовного дела», — сообщил Павел Крашенинников.

Согласно действующему законодательству осужденный, заболевший тяжелой болезнью, которая препятствует отбыванию наказания, вправе обратиться в суд с ходатайством об его освобождении от дальнейшего отбывания наказания. При этом он должен самостоятельно подать соответствующее ходатайство.

Официальный сайтВерховного Суда Российской Федерации

Большой вопрос: почему столь значимые с точки зрения гуманизации правосудия цифры не были освещены широко? Почему многочисленные либеральные медиа и общественные деятели, столь рьяно критикующие «жестокость» правосудия, демонстративно игнорируют важные, даже тектонические изменения в системе? У нас стали меньше осуждать граждан, оступившимся людям дают второй шанс, а в тюрьмах снижается число заключенных…

Ответ в целом очевиден: на новостях о стратегических позитивных изменениях в стране чрезвычайно сложно получить «хайп», тысячи лайков и дать новый мотив для протяжных стонов в популярных социальных сетях. Между тем, прекращение уголовных дел, в том числе на основании вынесения судебных штрафов, в этом году стало сложившимся трендом, заданным председателем Верховного суда: это большой шаг на пути гуманизации российской Фемиды.

Далеко не во всех случаях, разумеется, уголовные дела прекращались за невиновностью. Так, нередко в этом году Фемида назначала обвиняемому судебный штраф. Эта гуманная мера правосудия получает все большее распространение в отношении лиц, впервые совершивших нетяжкое преступление: оступившемуся гражданину фактически дается второй шанс.

Вас может заинтересовать :  Помощь многодетным малоимущим в челябинске

Резонансное решение в этой связи Верховный суд вынес в сентябре этого года. До высшей судебной инстанции дошло дело жительницы Волгоградской области, осужденной за превышение допустимых пределов самообороны: в ходе семейной ссоры гражданка нанесла ножевое ранение своему супругу, в результате чего последний скончался. Три судебные инстанции признали женщину виновной, россиянке было назначено наказание.

Кроме того, не следует понимать гуманизацию правосудия иезуитски: данный вектор отнюдь не означает, что преступники будут получать за преступления меньшие сроки, а то и вовсе уходить от ответственности. Реакция правосудия на нарушения границ государственных интересов, суровые приговоры за жестокие насильственные преступления ясно говорят: такого никогда не будет.

Если у судьи отсутствует правосознание — то есть он изначально исходит из антинравственных убеждений, либо на его волю влияют посторонние лица и поэтому он выносит неправосудные приговоры — такому судье никакая «гуманизация закона» не помешает выносить подобные приговоры и в будущем. Ведь любой судья руководствуется не законом как таковым, а своим внутренним убеждением (т.е. видением этого закона).

Поводом для данного текста стала резонансная статья Ольги Костиной, посвященная грядущей «гуманизации» уголовного законодательства. Костина полагает, что готовящийся законопроект продиктован стремлением чиновников любой ценой разгрузить суды и следственные органы, а предложенные изменения потворствуют безнаказанности преступников, угрожая безопасности государства.

В целом идея гуманизации и разгрузки уголовно-исполнительной системы представляется здравой. Наказание само по себе не может быть самоцелью, в отличие от исправления преступника. К репрессивным мерам следует прибегать лишь, когда более мягкие меры теряют всякий смысл.

Преступника предлагают освободить от уголовного наказания, если он «впервые совершил преступление небольшой или средней тяжести» и готов «загладить причиненный вред». Помимо этого, сумма хищения имущества для наступления уголовной ответственности будет увеличена с 1000 до 5000 рублей.

Наконец, следует согласиться с Костиной, что некоторые положения законопроекта о гуманизации вызывают практические вопросы – к примеру, декриминализация побоев, угрозы убийством, семейного насилия. В заключении комитета Госдумы говорится об официальной статистике МВД, согласно которой, ежегодно 26 тысяч детей становятся жертвами преступлений родителей, 2 тысячи детей и подростков кончают жизнь самоубийством из-за жестокого обращения в семье, десятки тысяч убегают из дома.

Гуманизация российского уголовного законодательства

По прежнему в уголовном законодательстве норма об ответственности за убийство при превышении пределов необходимой обороны и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, что само по себе, как справедливо указывает С.И.Никулин, не является безнравственным[55].

В качестве еще одного примера гуманизации уголовно-правовой политики можно привести решение законодателя о совершенствовании норм, касающихся уголовной ответственности несовершеннолетних. Вот как пояснял будущие изменения Президент РФ В.В. Путин в пояснительной записке к проекту Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»: «В законопроекте предлагается предусмотреть возрастную дифференциацию несовершеннолетних преступников (14-16 лет, 17-18 лет), с учетом которой максимальные сроки лишения свободы будут составлять соответственно шесть и десять лет независимо от максимальной санкции, предусмотренной статьей УК РФ. В соответствии с этим, корректируются положения главы 14 УК РФ: за впервые совершенное подростком 14-16 лет преступление небольшой и средней тяжести, а несовершеннолетним 16-18 лет — преступление небольшой тяжести не могло применяться наказание в виде лишения свободы»[64].

Перейдя к анализу уголовно-правовых наказаний как части системы воздействия на преступность, мы также можем отметить внесение определенных изменений как в виды наказания, так и в порядок назначения наказаний. Во-первых, из числа наказаний, которые суд может назначать лицу, совершившему преступление, исключена конфискация как вид наказания. Для того, что бы оценить правильность этого шага, следует выяснить проблемы применения этого вида наказания в момент его существования. Наличие в нормах особенной части УК РФ такого дополнительного вида наказания как конфискация имущества иногда приводило к коллизии между нормами Особенной и Общей части УК РФ. Так, в качестве примера можно привести положения ч.2 ст. 52 и ч.3 ст. 146 УК. За деяние, предусмотренное ч.3 ст. 146 , установлено было наказание в виде лишения свободы на срок от двух до пяти лет с альтернативной конфискацией имущества. В соответствии с ч. 3 ст. 15 УК указанное деяние относится к деяниям средней тяжести. Однако ч.2 ст. 52 УК предусматривала назначение конфискации имущества только за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений. Такую коллизию в науке уголовного права объясняли желанием законодателя усилить репрессию за преступления, совершенные из корыстных побуждений. При этом, такая позиция оценивалась как нарушение принципа законности и справедливости назначаемого наказания, не способствовавшее эффективному решению задач уголовной политики[57].

Одной из целей законопроекта о гуманизации уголовного законодательства было смягчение ответственности за менее опасные преступления, что должно, по мнению разработчиков, привести к значительному сокращению числа лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

В-третьих, гуманизирован институт наказания и в отношении женщин, имеющих детей. Ранее арест и ограничение свободы не назначались женщинам, имеющим детей в возрасте до 8-ми лет. В настоящее время в ст. 53 и 54 УК РФ внесены изменения: эти два вида наказания применяться могут только к женщинам, имеющим детей старше 14-ти лет.

Освобождение от уголовной ответственности

В отношении лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте (далее – несовершеннолетних), можно применить не все наказания, предусмотренные санкцией статьи, к тому же законодательно уменьшены верхние границы основных наказаний. Так, в отношении несовершеннолетних не могут быть назначены смертная казнь, пожизненное лишение свободы, арест, принудительные работы, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение специального, воинского или почётного звания, классного чина и государственных наград, ограничение по военной службе. Штраф ограничен 50 тысячами рублей или доходом за шесть месяцев, исправительные работы – одним годом, ограничение свободы – 2 годами, обязательные работы 160 часами. Лишение свободы в отношении несовершеннолетних назначается на срок не более 10 лет. В отношении несовершеннолетних, совершивших преступление в возрасте до 16 лет, если преступление не является особо тяжким – не более 6 лет.

Первый и основной вопрос, на который пытается получить ответ любой человек, если в отношении него, его близкого родственника или знакомого возбуждено уголовное дело: какое наказание грозит в случае вынесения обвинительного приговора. Это вполне нормально, так как человеку свойственно прогнозировать будущее в плане как положительных, так и отрицательных последствий тех или иных событий, а в случае, когда проводится расследование уголовного дела, хочется прежде всего понять, посадят или нет, если есть риск лишения свободы, то на какой срок и как избежать ответственности.

Следует отметить, что статья УК РФ может обозначить как и верхний и нижний переделы санкций, так и только нижний. Если в статье указан только верхний предел, нижний определяется исходя из правил, регламентирующих данный вид наказания. К примеру, по ч. 1 ст. 159 самое суровое наказание – лишение свободы до 2 лет; минимум в статье не указан. Однако он определён в ст.56 УК РФ, согласно которой лишение свободы назначается сроком от двух месяцев. Следовательно, применительно к лишению свободы, если в статье не указан нижний предел, следует исходить из 2 месяцев.

  • явка с повинной, активное способствование расследованию, изобличению соучастников и розыску имущества, добытого преступным путём;
  • оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения правонарушения, добровольное возмещение ущерба и морального вреда, иные действия, направленные на заглаживание ущерба,
  • в отношении совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления против личности, за которое назначено наказание более 5 лет лишения свободы;
  • в отношении совершивших преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, которым назначено наказание в виде лишения свободы или ограничения свободы;
  • в отношении перечисленных в ст. 82 УК РФ преступлений террористической направленности и против мира и безопасности человечества.

В рамках реализации идеи УПК РФ дополнят специальной главой, а механизм позаимствуют из статьи 75 УК РФ (деятельное раскаяние). Применить нормы на практике сможет суд, а при замене приговора штрафом – руководитель органов дознания. В первом случае ходатайствовать о прекращении производства будет следователь. Во втором, документы подаст дознаватель, которому поручено дело. В проекте оговорен даже срок обращения. Направить ходатайство должностные лица будут обязаны за 3 суток до даты прекращения производства. На его рассмотрение предоставят не более 5 дней дознавателю и 10 – суду. Если решение о применении мер уголовно-правового характера примут на стадии судебного разбирательства, будет вынесено единое постановление. По словам Давыдова, аналогичный способ описывал УК РСФСР от 1965 года. Механизм в советском государстве работал эффективно. Сейчас же мера позволит вывести из уголовной сферы примерно 25 тысяч лиц.

Вас может заинтересовать :  Причины Остановки 2022 Год

О целесообразности внесения поправок в УК РФ свидетельствуют статистические сводки. Количество осужденных лиц за мелкие и средние преступления неуклонно растет. Так, число обвинительных приговоров по этому направлению с 1997 года увеличилось почти наполовину. Доля деяний в общей массе составляла:

Важное место в проекте занимают изменения статей 20 и 25 УПК РФ. Сторонам планируют разрешить настаивать на прекращении производства на всех стадиях. Необходимость поправок обусловлена высоким процентом дел, завершенных именно по этому основанию. Согласно статистике примерно 85 % всех процессов, закрытых по не реабилитирующим статьям, связано с примирением. Лебедев предлагает допустить реализацию механизма не только в судах, но и на этапе следствия (дознания).

Правозащитник Бухарина соглашается с несоответствием установленных границ существующим реалиям. Однако меры, предложенные ВС РФ, ее не устраивают. Адвокат считает, что в законе необходимо указывать не конкретные цифры, а кратность МРОТ, либо отсылку к прожиточному минимуму. Отсутствие гибкого механизма вынуждает постоянно вносить в кодексы правки. Кроме того, Бухарина напоминает об интересах потерпевших. Жертвам неинтересно, какой именно нормой предусмотрено наказание. Им важна адекватность, соразмерность и неотвратимость санкции. Перевод же мелких краж в разряд административных проступков повлечет смягчение взысканий. Это вполне может привести к росту числа хищений.

Председатель ВС РФ настаивает на изменении правил освобождения от ответственности по уголовным деяниям. Применять механизм разрешат к лицам, совершившим преступления впервые. При этом состав должен относиться к категории незначительных или средних проступков. Ущерб же придется полностью компенсировать. Следственный орган, либо суд заменят приговор штрафом, дисквалификацией, исправительными, обязательными работами. Взыскание составит не более половины от обозначенной в законе санкции.

Если у судьи отсутствует правосознание — то есть он изначально исходит из антинравственных убеждений, либо на его волю влияют посторонние лица и поэтому он выносит неправосудные приговоры — такому судье никакая «гуманизация закона» не помешает выносить подобные приговоры и в будущем. Ведь любой судья руководствуется не законом как таковым, а своим внутренним убеждением (т.е. видением этого закона).

Поводом для данного текста стала резонансная статья Ольги Костиной, посвященная грядущей «гуманизации» уголовного законодательства. Костина полагает, что готовящийся законопроект продиктован стремлением чиновников любой ценой разгрузить суды и следственные органы, а предложенные изменения потворствуют безнаказанности преступников, угрожая безопасности государства.

Таким образом, судебная власть, инициируя законопроект о гуманизации законодательства, во многом пытается переложить ответственность за некачественную работу судебной системы на власть законодательную. Гораздо проще требовать принятия новых «хороших» законов, чем начать с самих себя – хотя бы с увольнения неквалифицированных и коррумпированных судей.

Наконец, следует согласиться с Костиной, что некоторые положения законопроекта о гуманизации вызывают практические вопросы – к примеру, декриминализация побоев, угрозы убийством, семейного насилия. В заключении комитета Госдумы говорится об официальной статистике МВД, согласно которой, ежегодно 26 тысяч детей становятся жертвами преступлений родителей, 2 тысячи детей и подростков кончают жизнь самоубийством из-за жестокого обращения в семье, десятки тысяч убегают из дома.

В целом идея гуманизации и разгрузки уголовно-исполнительной системы представляется здравой. Наказание само по себе не может быть самоцелью, в отличие от исправления преступника. К репрессивным мерам следует прибегать лишь, когда более мягкие меры теряют всякий смысл.

Председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев уверен – введение «уголовного проступка» обеспечит гуманизацию уголовного законодательства

Российскую систему правосудия ждут серьёзные перемены. Пленум Верховного суда РФ поддержал инициативу председателя высшей судебной инстанции страны Вячеслава Лебедева о внесении изменений в Уголовный кодекс. Законопроект уже направлен в Государственную думу. Если он будет поддержан, в отечественном праве появится понятие «уголовный проступок». Таким образом удастся решить сразу две значимые проблемы: сделать правосудие более гуманным и справедливым, а также сократить количество граждан с судимостью, тем самым предотвращая криминализацию общества.

В 2019 году присяжные рассмотрели уголовные дела в отношении 1031 лица (в 2 раза больше, чем в 2018 году). В итоге были осуждены 783 человека, 242 оправданы, в отношении подсудимых дела прекращены. Всё это показывает, что суды присяжных относятся крайне внимательно к вопросам доказывания вины подсудимых обвинением. Да, в отношении половины осуждённых оправдательные приговоры были изменены или отменены, однако в 98% случаев поводом для этого стали существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства и неправильное применение уголовного закона (28%). Несправедливость вердиктов присяжных стала причиной для отмены всего 2% решений, причём пересмотрены были только обвинительные приговоры. Всё это говорит о том, что у судов присяжных большой потенциал. Расширение сферы применения их деятельности позволит ежегодно более 40 тыс. обвиняемых воспользоваться правом на рассмотрение их дела судом с участием присяжных заседателей, а значит – на вынесение справедливого приговора.

– Несовершеннолетние, совершившие уголовный проступок, освобождаются от уголовной ответственности с применением одной из мер воспитательного воздействия (предупреждение, передача под надзор родителей, возложение обязанности загладить причинённый вред или же ограничение досуга и установление особых требований к поведению).

Прозвучавшие предложения являются частью общей правовой политики, которую Верховный суд планомерно проводит далеко не первый год. Вячеслав Лебедев не раз публично выступал за гуманизацию уголовного законодательства и правоприменительной практики. «У государства не может быть цели кары или мести за то, что человек совершил, каждое преступное деяние нужно наказывать, но наказание должно быть соразмерным тому нарушению, которое совершил человек, и с учётом всех обстоятельств совершённого. При этом обязательно надо учитывать личность правонарушителя, поскольку люди – это главная ценность государства, к которой не нужно относиться декларативно», – отмечал председатель высшей судебной инстанции.

– За совершение уголовного проступка может быть назначен судебный штраф, а также общественные работы и ограниченно оплачиваемые работы, сходные по содержанию с уголовными наказаниями, в виде обязательных и исправительных работ. При этом размеры судебных штрафов, сроки общественных и ограниченно оплачиваемых работ, а также размеры удержаний из заработной платы сокращены вдвое по сравнению с соответствующими уголовными наказаниями.

Научный журнал Вестник Алтайской академии экономики и права Print ISSN 1818-4057 Online ISSN 2226-3977 Перечень ВАК

В документе содержится перечень заболеваний, с которыми нельзя посадить человека в тюрьму. Вместо этого предлагается использовать альтернативную меру – домашний арест. Наиболее распространенные жалобы, которые поступают в СПЧ, – это жалобы на судебные решения. Их очень много.

Мы неоднократно предлагали законодательно запретить принимать людей в следственные изоляторы сверх установленного лимита. Но на это не пошли следственные органы. Предлагалось закрепить за переполненными следственными изоляторами другие следственные изоляторы, чтобы направлять туда, вплоть до других регионов. Это предложение Европейского суда по правам человека. Были созданы комиссии, ФСИН информировала суды, где есть места, но всё равно следственные органы не идут на то, чтобы ездить в другие регионы к своим подследственным.

Вопрос о гуманизации пенитенциарной системы обсуждается в стране уже не один год. В поддержку этой идеи неоднократно высказывался президент Владимир Путин. По его мнению, люди, которых осудили за преступление небольшой тяжести, проходят «печальную и далеко не всегда самую эффективную школу жизни».

Когда стартовала федеральная целевая программа развития уголовно-исполнительной системы, было принято решение о создании новой модели медицинской службы. Это направление начало реализовываться с 2013 года. Были созданы медико-санитарные части, являющиеся самостоятельными юридическими лицами. Ранее в исправительных учреждениях и следственных изоляторах существовали разрозненные медицинские подразделения, которыми напрямую руководили начальники колоний и СИЗО. Это неправильно даже с точки зрения корпоративной вертикали.

В России готовится новая волна гуманизации уголовного законодательства и работы Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Минюст подготовил инициативу, предусматривающую доступный общественный контроль в тюрьмах. Также заключенных станут качественнее лечить и быстрее трудоустраивать.